Неродной внук: «Бабушка, меня тоже забери к себе, пожалуйста»

У Ангелины Павловны случилось такое горе, что и словами не передать, и пережить с трудом. В автокатастрофе погибли ее единственный сын Денис со своей женой Лизой.

Проводили в последний путь, отплакали… Горе-то никуда не ушло. Но нужно было жить дальше. Тем более что у Дениса и Лизы осталось трое детей. Вове десять лет, Кирюше три года и самой младшей, Наде — всего годик.

Так-то сказать, только двое младших — дети Дениса. А Вова — сын Лизы. Не сказать чтобы «от первого брака». Потому как замужем Лиза до того, как вышла за Дениса, никогда не была. А что Вовка родился, когда Лизе только-только восемнадцать исполнилось — ну что же, и такое случается. И не сказать чтобы редко. И кто родной отец мальчика — тоже тайна, покрытая мраком.

Ангелина Павловна, понятно, не запрыгала от восторга, когда сын сообщил ей, что женится на женщине с ребенком.

— Вот тебе что, нормальных девушек мало? — ругалась она на Дениса. — Вон их сколько ходит — молодых, красивых, свободных, бездетных. А ты разведенку с прицепом нашел. Зачем тебе чужое семя растить да содержать? Думаешь, он тебе хотя бы спасибо скажет, когда вырастет? Как же, держи карман шире! Не-е-ет, чужих детей воспитывать — зряшный труд.

— Мама, перестань, а то поругаемся! — вспыхнул Денис. — Я люблю Лизу и женюсь на ней. Это не обсуждается. И Вовку тоже люблю, да и он ко мне прикипел. Так что постарайся как-нибудь принять этот факт. А если не сможешь, то я с тобой не смогу общаться. Я не хочу, чтобы моим жене и ребенку тыкали в нос, будто они какие-то неполноценные.

Ангелина Павловна повздыхала, поплакала в подушку. Но смирилась. Ведь сын у нее один, и другого уже не будет. И вообще больше родни у них нету. Так что тем более не резон ругаться с единственным родным и близким человеком, тем более собственным сыном.

Ангелина Павловна частенько заходила в гости к молодым, и всегда старалась похвалить и приободрить Лизу, и с Вовой пообщаться, поиграть с ним, погулять. Никогда не приходила с пустыми руками — подарки приносила, игрушки, сладости. В общем, Вовка быстро привязался к Ангелине Павловне и стал называть ене бабушкой. Тем более что других бабушки и дедушки он никогда не знал — Лиза уже давно была сиротой.

А вскоре Лиза родила Кирюшу, такого крошечного, такого милого, так похожего на маленького Дениса. И это окончательно примирило Ангелину Павловну с невесткой.

Ангелина с наслаждением занималась внуком. Есть бабушки, которых на аркане к внукам не затащишь. Типа они еще молоды, у них своя жизнь, желают отдохнуть, пожить для себя и прочая ерунда в этом роде.

Ангелина Павловна была не из таких. Ей очень нравилось нянчится с малышом. Ну а раз уж она приходила в дом к сыну, то и с Вовкой тоже водилась. Так-то он мальчик смышленый, любознательный. Занятный такой. Ну не родной, так и что с того. Хотя такой безоглядной, безусловной любви, которую Ангелина Павловна испытывала к Кириллу, у нее к Вовке не было. Просто милый мальчик, с которым приятно пообщаться. Но не более того.

А уж рождение Нади вообще стало просто подарком. Теперь не одни парни у них, еще и девочка есть. Так приятно наряжать ее в платьица, дарить кукол и разные бантики-заколки (на вырост, когда волосы отрастут, но дарить-то можно уже сейчас!).

И тут вот случилась та катастрофа…

Дети ведь остались, трое, сиротки. Что с ними станется? Из всей родни, как оказалось, одна Ангелина Павловна и есть. Она уже на пенсии, но еще не старая. Тем более что вышла на пенсию задолго до пятидесяти пять лет, по льготному стажу. Вполне себе бодра и крепка. О том, чтобы сдать детей в детский дом, она, естественно, и слышать не пожелала.

Стала оформлять опеку, тем более что ее заверили, что в ее случае все это будет без проблем — и неприятный сюрприз.

Оказывается, Денис с Лизой не оформили официальное усыновление Вовки. Они все собирались. Но сначала Вовке в первый класс надо было поступать, боялись, что не успеют сделать документы. Потом, один за другим, родились Кирилл и Надя, тоже не до того было. А потом вот такая ситуация.

Так что младших, говорят, забирайте без проблем. А старшего — в детский дом.

— Как в интернат, — растерялась Ангелина. — Нешто родных братьев и сестру разлучать?

— Так вот, такие законы.

— И что там с ним будет?

_ Не знаем. Может, ему повезет, и его кто-то усыновит или возьмет под опеку. Мальчик он домашний, здоровый, без отклонений в развитии, из хорошей семьи. Такие пользуются спросом. Вот только он уже большой, так что могут и не найтись опекуны. Многие пугаются брать подростков.

«Господи, будто о щенках говорит! Прям пристройство в добрые руки,» — ужаснулась Ангелина Павловна.

Вернулась домой, подумала — и пошла к своей приятельнице Полине Андреевне, сын которой был юристом и владел собственной юридической консультацией.

Вовку забрали в детдом. Но Ангелине Павловне разрешили его навещать. Она приходит, гостинцы приносит — а Вовка ревет:

— Бабулечка, забери меня домой, пожалуйста! Я хочу быть с Кирилкой и Наденькой! И с тобой! Мне здесь плохо!

А конечно плохо. Такой домашний ребенок, сроду с родными не расставался — и тут вот такое.

Хорошо еще, что сын Полины Андреевны взялся устроить это дело. И добился того, чтобы Ангелине Павловне дали опеку над Вовой. Родным неродным внуком. Забрала она его к себе, живут теперь все вместе. Может, и немного тяжеловато, и денег не всегда хватает. Но они счастливы. Деньги — это такая ерунда! Зато все вместе.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Неродной внук: «Бабушка, меня тоже забери к себе, пожалуйста»